Подпольный маникюр и уколы красоты на дому: как женщины в Туркменистане живут после запрета быть красивыми

Подпольный маникюр и уколы красоты на дому: как женщины в Туркменистане живут после запрета быть красивыми

10.08.2022 0 Автор admin

Власти страны проводят дискриминационную политику на протяжении многих лет, однако туркменки не сдаются.

Для начала отметим, что Туркменистан — одна из самых закрытых стран в мире. Согласно британскому рейтингу свободы, Туркмения находится на третьем месте с конца после Северной Кореи и Эритреи.

В апреле 2022 года по стране прокатилась очередная волна запретов, касающихся внешнего вида женщин. Теперь им запрещено наращивать ресницы, колоть ботокс, увеличивать губы, делать татуаж бровей — всего и не перечислишь. Однако ограничения коснулись не только внешнего вида. Например, девушкам в Туркменистане нельзя садиться на переднее сидение автомобиля.

Впрочем, все началось не в одночасье — это продолжение дискриминационной политики, которая последовательно проводится в стране с 1990-х годов.

Сапармурат Ниязов возглавил Туркменскую ССР незадолго до распада Советского Союза. 26 октября 1991-го прошел референдум о независимости Туркменистана, на котором 94% населения проголосовали за отделение от СССР. В июне следующего года Ниязов был избран президентом Туркмении.

Он управлял страной на протяжении многих лет вплоть до 2006 года. В 2001-м Сапармурат опубликовал свой главный литературный труд «Рухнама» — в книге он сформулировал основные принципы национальной идеологии. В этой картине мира женщинам была уготована роль матерей и домохозяек.

«Роза хороша на кусте, женщина — в доме», — приводил Ниязов заповеди домашнего воспитания.

Что же касается внешнего вида туркменок, то тут Сапармурат рекомендовал телеведущим не злоупотреблять макияжем. Студентки и работницы государственных служб обязаны были облачиться в национальные костюмы. Ученицы вузов также должны были заплетать косы и носить традиционные головные уборы.

Ниязов умер в 2006-м — пост президента занял Гурбангулы Бердымухамедов. Однако положение женщин только ухудшилось. В 2018 году сотрудницам госучреждений запретили осветлять волосы. В тот момент прекратился импорт средств для обесцвечивания волос и краски светлых оттенков.

Женщин, которые ездили за рулем, стали останавливать на дорогах и выписывали им штрафы. Потом сотрудники полиции и вовсе принялись отбирать у туркменок права, а машины отправляли на штрафстоянки.

В марте 2022 года новым президентом Туркменистана стал Сердар Бердымухамедов — сын предыдущего руководителя страны. Тогда многие жители возлагали надежды, что 40-летний политик выберет куда более прогрессивный путь, чем его отец. Однако запреты, наоборот, только усилились. В госучреждениях начали отказываться обслуживать женщин в брюках. В школах и университетах стали проводить специальные лекции, на которых пропагандируется «натуральная» красота — никакой косметики и длинных ногтей.

Национальные платья и платки стали обязательным дресс-кодом для сотрудниц госкорпорации «Туркменология».

По сообщениям Радио Азатлык*, за последние месяцы десятки женщин потеряли работу или заплатили штраф за нарушение новых правил. В частности, речь идет о бортпроводницах, которые были уволены за татуаж бровей и увеличенные губы.

Очевидцы рассказывают о полицейских рейдах в общественных местах, где задерживают женщин с наращенными ресницами и длинными ногтями. «Правонарушительницам» выписывают штраф в 140 долларов (примерно треть средней зарплаты в Туркмении).

Хозяев салонов красоты предупредили, что за предоставление запрещенных услуг им грозит штраф или арест на 15 суток.

Интересно, что все эти ограничения не имеют юридической силы. Как правило, это устные распоряжения руководства, о которых туркменки узнают, столкнувшись с ними напрямую. Никаких государственных указов никто не видел, потому что они нигде не были опубликованы. Так что, разумеется, запреты, выдвигаемые государством, никак не регулируются.

О запрете ботокса и других «уколов красоты» местный депутат высказался лишь однажды. Мол, такие процедуры вредят здоровью женщин. Однако поставки препарата в страну не прекратились. И едва ли бизнес закроется полностью.

Во-первых, многие мастера перешли на работу на дому, что, правда, не защищает от проверок. Полиция может нагрянуть в любой момент. Поэтому мастера стараются работать только с проверенными клиентами во избежание неприятных ситуаций. Но стоит понимать, что в таких условиях никто не несет ответственности за качество оказанных услуг. В последние месяцы многие девушки пострадали от неудачных инъекций.

Во-вторых, услуги из «черного списка» по-прежнему оказывают часть клиник, владельцами которых являются высокопоставленные чиновники из МНБ (аналог нашего ФСБ). Дело в том, что сфера красоты — очень прибыльный бизнес.

Среднемесячная зарплата в столице Туркменистана Ашхабаде составляет примерно 25 тысяч рублей. Так вот, обычная бьюти-процедура обойдется туркменке примерно в половину зарплаты. Цена на контурную пластику губ достигает 13 тысяч рублей, а наращивание ресниц стоит около 11 тысяч рублей.

Тем временем многие туркменки отмечают, что по-прежнему делают привычные бьюти-процедуры и не сталкиваются ни с какими трудностями.

«Я как будто живу в другой Вселенной, но меня эти ограничения никак не коснулись», — признаются девушки на условиях анонимности.

Это может быть связано с тем, что запреты вводятся негласно, и со временем сотрудники полиции перестают осуществлять такой усиленный контроль. Однако это не значит, что власти пошли на попятную. В любой момент волна ограничений может хлынуть с новой силой.

* Туркменская редакция Радио Свобода — в России признана иностранным агентом.

Фото: Shutterstock/FOTODOM, Legion-Media.ru

Валерия Романова